Архив рубрики: Общество и политика

Шахматы

Йосечка возвратился домой поздно, когда уже стемнело. По вторникам после уроков он посещал шахматный кружок, и сегодня немного задержался, доигрывая партию с Майклом, веселым пацаном из соседней школы, плохо говорящим по-русски, но зато неплохо играющим в шахматы. Так получилось, что партия затянулась: Майкл пытался выиграть, а Йосечка не проиграть, оба старались не допускать явных ошибок, действовали осторожно, подолгу размышляли над каждым ходом. Все остальные дети уже ушли домой, остался только преподаватель и двое игроков. Эх, очень уж хотелось выиграть, ну хорошо, хотя бы сделать ничью… но никак не получалось. Йосечка пытался и так, и этак, напрягал все извилины своего, безусловно, умного для шестилетнего парнишки мозга, но Майкл явно был лучше подготовлен, знал всякие правильные ходы и, в итоге, все-таки выиграл. Получив шах и мат, Йосечка чуть не расплакался, но виду, конечно, не подал и, улыбнувшись через силу, пробормотал, что в следующий раз он, конечно же, победит, на что Майкл заметил, что тоже в долгу не останется, в общем, противники пожали друг другу руки и разошлись с гордо поднятой головой. По дороге домой какое-то время боль поражения ныла, занимала все мысли, но потихоньку отступила, а затем и совсем прошла: да подумаешь, проиграл в шахматы, тоже мне беда! Будут новые игры, будут и победы. Короче говоря, когда Йосечка добрался до дома, вышел из лифта и позвонил в дверь, настроение у него снова было отличным. И было отчего: сегодня же пятница, ребята! А это значит, что впереди выходные, а что может быть лучше, чем два свободных от уроков дня! Читать далее Шахматы

Древнейшая профессия

— Послушай, уже поздно, а ты еще не сделал все домашние задания. Бери в руки ридер.

— Но, няня, у меня есть еще вопросы!

— Мы и так разговариваем не по делу уже целый час.

— Ну последнее, пожалуйста.

— Хорошо, спрашивай, я отвечу, насколько смогу.

Йосечка, мальчик шести лет, неделю назад отправленный в первый класс, уселся поудобнее на диване и заявил: 

— Няня, я не понимаю, зачем надо ходить в школу.

Читать далее Древнейшая профессия

Так мы на Марс еще долго не полетим

light2«Турист отправился в путешествие на гору. Вверх поднимался со скоростью 3км/ч, вниз спускался со скоростью 7км/ч. На все потратил один час. Сколько км прошел турист?»

Пожаловавшийся на сложность задачи на экзамене по математике девятиклассник отметил, что из окружающих его десяти взрослых людей решение нашел только один.

Не скажу за девятиклассников, всякое бывает на экзамене. Но взрослые — они же рядом ходят, за рулем автомобилей ездят, в Сейме заседают, суды вершат, жизни учат. Как же так?

Но вы-то знаете ответ?
Читать далее Так мы на Марс еще долго не полетим

Не шагай левой.

«Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
Нормальных людей пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает левой?
Правой!
Правой!
Правой!»

Маяковский. «Правый марш».

Читать далее Не шагай левой.

Сервис

В общем, выхожу я утром из душа, голый и беззащитный, и вдруг раздается телефонный звонок. Незнакомый номер.

– Здравствуйте, это Петрович?

Вот так прям с утра и в лоб.

– Здрасте, как бы.

На той стороне приятный женский голос, жизнерадостно так:

– Вас беспокоит Государственная служба доходов! 

Оп-паа… Читать далее Сервис

Китайский опыт

Однажды я был в Китае. Сижу, значит, в гостиничном номере, ем лапшу палочками, и, дай, думаю, включу-ка я телевизор. Взмахнул пультом, экран засветился, а на экране – наше, латвийское правительство. Президент, премьер да министры всякие. Я чуть лапшой не подавился. Ничего себе, до чего дошел прогресс, неужели в отеле специально для туристов их родные телеканалы ловят да в конкретные апартаменты направляют!

Ан нет. Оказывается, как раз в то время, когда я взбирался на великую китайскую стену, в Латвии с визитом побывал премьер-министр КНР. Встречу показывали по всем местным новостным каналам. Вот же совпадение!

Обсуждали высокие договаривающиеся стороны всякую ерунду, как я полагаю. А на самом деле вот о чем надо было договориться.

Читать далее Китайский опыт

Белый свет

Жарища несусветная днем. Глобальное потепление, чо уж там. Тридцать сколько-то там градусов выше ноля — это слишком для наших широт. И долгот тоже. Не приспособленные мы, белые потомки обезьян, к таким погодным условиям, к переменам климата.

Ненавижу жару. Не люблю баню, терпеть не могу загорать на пляже пузом кверху, ну и ходить по городу при тридцати двух градусах — каторга ваще. В офисе еще ничего, кондишка там типа… до тех пор, пока коллеги не воспротивятся: дует, сквозит, можно заболеть, а-а-ааа, сквозняк…

Ничего, стерпится, слюбится.

К чему я это. А вот: ночь. Открыл окна нараспашку, чтоб прохлада заместила стухнутый (ой, ну прям скажите еще, что слова такого нету) за день в квартире воздух. Чтоб свежесть ночного воздуха, чтоб небо мерцающими звездами… и тут — ах ты, ёперный бабай, так я и знал, за полчаса помещение переполнилось всякими летающими животными — мятликами, крылатыми червяками и кузнечиками, пауки какие-то залезли, муравьи, мошек туча, вся эта членистоногая и перепончатокрылая братия лезет на свет, норовит в глаза тыкнуться и щекочет, падает на стол, на виноград, другие летят напрямую к лампе под потолок, третьи к дисплею ноутбука, крутятся, вертятся, трепещут крылами, жужжат и дрыгаются.

Их полчища. Ок, не полчища, десять летающих фигней прилетело, еще десять улетело. Мне оно не жалко, но бесит же. Сидели бы в траве (ну или где они там живут), чего лезут?

А затем устыдился. Хочется ж им, зверям этим насекомым, всю жизнь в дикой природе прозябать? А если им там плохо? Ну вот, например, из той же Африки бегут во весь белый свет черные беженцы. А мы протестуем на своих кухнях: вот, дескать, не дадим! А им, может быть, там плохо. Или совсем — хоть помирай. Знаете, вполне может быть, что действительно — или помереть, или жить. Летят на свет.