Шахматы


Йосечка возвратился домой поздно, когда уже стемнело. По вторникам после уроков он посещал шахматный кружок, и сегодня немного задержался, доигрывая партию с Майклом, веселым пацаном из соседней школы, плохо говорящим по-русски, но зато неплохо играющим в шахматы. Так получилось, что партия затянулась: Майкл пытался выиграть, а Йосечка не проиграть, оба старались не допускать явных ошибок, действовали осторожно, подолгу размышляли над каждым ходом. Все остальные дети уже ушли домой, остался только преподаватель и двое игроков. Эх, очень уж хотелось выиграть, ну хорошо, хотя бы сделать ничью… но никак не получалось. Йосечка пытался и так, и этак, напрягал все извилины своего, безусловно, умного для шестилетнего парнишки мозга, но Майкл явно был лучше подготовлен, знал всякие правильные ходы и, в итоге, все-таки выиграл. Получив шах и мат, Йосечка чуть не расплакался, но виду, конечно, не подал и, улыбнувшись через силу, пробормотал, что в следующий раз он, конечно же, победит, на что Майкл заметил, что тоже в долгу не останется, в общем, противники пожали друг другу руки и разошлись с гордо поднятой головой. По дороге домой какое-то время боль поражения ныла, занимала все мысли, но потихоньку отступила, а затем и совсем прошла: да подумаешь, проиграл в шахматы, тоже мне беда! Будут новые игры, будут и победы. Короче говоря, когда Йосечка добрался до дома, вышел из лифта и позвонил в дверь, настроение у него снова было отличным. И было отчего: сегодня же пятница, ребята! А это значит, что впереди выходные, а что может быть лучше, чем два свободных от уроков дня!

Дверь открыл робот-помощник. В каждой семье были киборги, помогавшие людям по хозяйству. Секретари, няни, уборщики, консультанты и роботы других специальностей приходили утром, выполняли днем разные домашние работы, облегчая людям повседневную жизнь, и уходили поздно вечером. Киборги прибирались по дому, вели деловую переписку, относили вещи в прачечную, заказывали аэротакси, консультировали по юридическим вопросам, давали советы по воспитанию детей, присматривали за домашними животными, если была необходимость, делали мелкие ремонтные работы. В квартире, где жил Йосечка, помимо него, мамы, папы и собаки по кличке Дурка (папина, конечно же, идея с именем) работали три робота: няня Аврора, ассистент  Эквинокс, отвечавший за порядок, и секретарь Навуходоносор, помогавший папе в нелегком деле придумывания новых роботов. Папа частенько оставался дома: что-то рисовал, чертил, считал и время от времени гонял Навуходоносора в ближайший магазин за пивом. Папа был очень умным и известным в своей области проектировщиком роботов. Сегодня ни папы, ни его помощника дома не было — они улетели в другую страну по работе («лучше было бы сказать — они в командировке», — как непременно поправила бы няня, следившая, чтобы ее подопечный говорил правильно), а дверь открыл Эквинокс. Рядом с роботом внизу в дверном проеме высунулась собачья морда с потешно торчащими в стороны ушами и острым носом. Морда раскрыла пасть, высунула язык и с любопытством посмотрела на школьника.

— Привет, Йозеф! — первым поздоровался киборг. — Проходи. Как дела?

— Привет, Эквинокс! Привет, Дурка! — Воскликнул в ответ Йосечка и шагнул в прихожую. Дурка, собака хоть и глупая, но воспитанная, услышав свое имя, радостно завиляла хвостом и два раза тявкнула. — Все хорошо!

— Отлично, Йозеф, — робот взял у Йосечки сумку со школьными принадлежностями и показал рукой на чистый, прямо-таки сияющий пол в прихожей: — Пожалуйста переобуйся, я только что вымыл пол и навел порядок!

Эквинокс любил порядок и просил окружающих уважать чужой труд.

Йозеф переобулся, переоделся, помыл руки и вошел в гостиную. На большущем диване в центре комнаты сидели мама и няня; они разбирали какие-то пакеты из магазина; наверное, это были очередные новые платья, туфли и всякие другие тряпки, которые мама любила покупать по пути домой.

— Что так поздно, Йозеф? — спросила мама, завидев сына, выходящего из ванной комнаты.

— Мам, привет! Здравствуй, няня! — весело поприветствовал присутствующих Йосечка и радостно заверещал: — Знаешь, мам, мы сегодня рубились с Майклом, ну, с тем англичанином, помнишь, я рассказывал тебе, из другой школы, я почти его обыграл, а потом он меня, и еще раз, он очень умный, я почти поставил ему шах…

— Хорошо, хорошо, сынок, иди ужинать, позже расскажешь, — мама сегодня явно была не в настроении выслушивать шахматные перипетии.

— Да, да, иду. Мы послезавтра опять будем играть, я ему покажу!

Мама, по всему было видно, не была настроена на разговор.

— Да, Йозеф, обязательно выиграешь. Поужинай, потом поговорим.

Обычно после посещения модных магазинов мама была веселой и могла долго и воодушевленно рассказывать о новых покупках, сейчас же выглядела какой-то… хм, грустной? уставшей? тревожной?

— Мам, что-то не так? Что-то случилось?

— Нет, сын, все в порядке. Иди в столовую ужинать, Эквинокс накроет стол.

Йосечка не стал расспрашивать. Надо будет, сама расскажет, мало ли что. У взрослых вечно какие-то свои проблемы, ну и пусть. Понапридумывают всякого, затем сами же страдают.

Не то чтобы Йосечка был бессердечным и не умел посочувствовать другим людям, а просто не придал значения. Он был в хорошем настроении, и в таком же хорошем настроении должны быть все вокруг. Тем более, что ничего же не случилось.

На ужин Эквинокс приготовил рыбу и салат из овощей. Рыбу Йосечка терпеть не мог, но и родители, и няня (особенно няня) считали, что еда должна быть полезной и разнообразной, поэтому помимо картофельных чипсов и сладких газированных напитков просили Эквинокса готовить рыбу, мясо, молочные продукты, зелень всякую да каши. На столе стояла тарелка с двумя кусочками запеченного в духовке карпа с гарниром из риса и какой-то травы. Сегодня Йосечка был голоден, поэтому долго не раздумывал, и, даже не поморщившись, уселся за стол и принялся за еду. Правда, когда дело дошло до клюквенного компота, с надеждой посмотрел на робота и попросил газировки. Эквинокс был непреклонен:

— Йозеф, ты же знаешь, газированные напитки вредны для здоровья, особенно в юном возрасте.

— Ну только один стакан. И со льдом. Ну пожалуйста, Эквинокс.

Робот помялся немного, затем улыбнулся и, заговорщицки подмигнув школьнику, достал из холодильника бутылку кока-колы и наполнил стакан, добав несколько кубиков льда.

— Пожалуйста. Но в последний раз! Пить колу вечером не стоит, компот из клюквы гораздо лучше.

— Спасибо, Эквинокс, завтра буду пить твой компот.

— Завтра на ужин будет кефир, Йозеф, — и робот вышел из столовой.

Ох. Ну, кефир, так кефир.

Йосечка почти допил газировку, как в столовую по каким-то своим делам зашла няня. Няне нравилось ее имя. Она не хотела бы, чтобы ее звали, скажем, Эквинокцией. «Что за странное имя — Эквинокс! То ли дело — Аврора, имя древней богини, как никак.»

Йосечка нечаянно втянул соломинкой остатки напитка, получился громкий булькающий звук. Няня посмотрела на него с укоризной, дескать, ну сколько раз можно повторять. Ребенок виновато пожал плечами:
— Я не хотел, правда, знаю, что так нельзя. Няня, а скажи, почему мама сегодня такая хмурая?

Няня присела за стол.

— Видишь ли, Йозеф, у мамы есть подруга, Саманта, может быть ты ее видел, когда вы ходили на выставку картин в прошлом году.

Йосечка кивнул, хотя не помнил никакой Саманты. У мамы было много подруг, всех не упомнишь.

— Так вот, Саманта тяжело заболела, целый месяц лежала в больнице. А сегодня пришло сообщение, что Саманта умерла.

— Хм, — Йосечка не нашелся, что сказать, но веселое настроение само собой исчезло. — Плохо… Старенькая была, наверное?

— Нет, молодая, как и твоя мама. Врачи не смогли ее вылечить. Она не выжила, не выдержала болезни. Так иногда случается. Ты взрослый мальчик, Йозеф, и знаешь, что люди смертны. Они живут долго, но и в наше время бывает, что какая-нибудь болезнь оказывается неизлечимой. Или человек ослаблен уже болезнью, и подхватывает еще какой-нибудь вирус, и организм не в силах сопротивляться сразу с несколькими недугами. Наша медицина очень хороша, Йозеф, но до сих пор существуют болезни, с которыми сложно бороться даже лучшим врачам, обладающим знаниями и опытом, и даже самые современные лекарства и сложнейшая аппаратура иногда оказываются неэффективны. Саманта сначала заболела одной болезнью, затем другой, в итоге попала в больницу, где долго лечилась, но выздороветь не получилось. Печально.

Йосечка задумался. Наш мир такой технически развитый, полон роботов и летающих аэромобилей, люди летают на другие планеты, а каких-то там вирусов победить не могут.

Няня заметила удивление на лице у ребенка.

— Да, к сожалению это так. Остаются еще болезни, с которыми очень тяжело сражаться. Я не биолог, но могу немного рассказать тебе про вирусы. Наверное, ты уже слышал, что это такие маленькие, невидимые без микроскопа организмы, некоторые из которых, попадая внутрь человека, начинают ему вредить. Если организм ослаблен, например другой болезнью, то человек может заболеть.

— Да, я слышал где-то про вирусы и бактерии. Интересно, а сейчас во мне они тоже есть?

— Они есть везде, и вокруг нас сейчас, и внутри.

— И даже в роботах?

— Конечно, мы же тоже сделаны из органического материала, значит и в нас есть вирусы. Правда, роботы болеют очень редко, но тоже всякое случается.

Ишь ты, в роботах тоже есть бактерии.

— В организме человека постоянно живут миллиарды микроорганизмов. Большинство из них не вредные, а очень даже полезные. Например, есть микробы, которые помогают переваривать пищу. И еще множество других. Но есть и вредные. Пока их немного, ничего страшного, тело человека (и тело киборга так же) вполне себе справляется с ними. А если слишком много — беда. Кстати, микробы переносятся от одного человека к другому. По воздуху или через немытые руки. Ты ведь помыл сегодня руки в школе перед обедом?

— Да, конечно, всегда мою. И дома тоже помыл.

— Через несколько лет, в более старших классах ты узнаешь об этом более подробно. Пока же еще раз напомню, что мыть руки очень важно, чтобы не заразиться каким-нибудь вирусом.

Йосечка понимающе кивнул. Он моет руки.

— Вот и хорошо. Да, мама, конечно, переживает, поэтому постарайся меньше докучать ей. Ты чем вечером собираешься заниматься?

Ну… Йосечка толком еще не знал. На улице уже было темно, в настольные игры с няней играть не хотелось, наверное, он будет сражаться против орков в сетевой «Апокалипсис-2».

— Ну… Позанимаюсь с игровым интеллектом.

— Йосечка, ты слишком много времени проводишь в виртуальной реальности?

— Что ты, я совсем мало играю. Нам даже в школе сказали, что иногда можно позаниматься с игровым интеллектом.

— Во-первых, ты не занимаешься, а сидишь в этом вашем «апокалипсисе». Во-вторых, не иногда, а постоянно. Вчера играл же, так?

— Ну совсем немного. И разве это плохо?

Няня понимала, что Йозеф — умный, толковый ребенок, хорошо учится, слушается старших и вообще молодец, поэтому сильно не противилась. Пусть играет. В конце концов, для детей важно играть с другими детьми, а «апокалипсис» как раз была игрой не с искусственным интеллектом, а местом общения настоящих живых игроков.

— Хорошо. Только не забудь перед сном погулять с собакой. Эквинокс сегодня не сможет, он уйдет домой пораньше, а мне надо ненадолго отлучиться, я буду обратно только ближе к полуночи. И не засиживайся долго, ложись спать вовремя, несмотря на то, что завтра суббота. Распорядок дня надо соблюдать.

Йосечка  сложил грязную посуду в посудомоечную машину и пошел к себе в комнату мочить проклятых орков из клана Синезубых.

* * *

Как известно, роботы не лгут. Это знают все, даже школьники. О том, что микробы могут вызывать болезни, и о том, что иногда болезни могут приводить к летальному исходу, няня рассказала Йосечке правду.

Правду, да не всю. После ужасной пандемии коронавируса 2020 года, унесшей жизни трети населения земного шара, правительства большинства развитых стран объединились в борьбе против доселе невиданной заразы, создав секретный эпидемиологический совет, в котором были задействованы известные биологи, медики и представители фармацевтических компаний, а также главы секретных служб, задачей которых, с одной стороны, было недопущение паники, а, с другой стороны, обеспечение эффективных мер по противостоянию распространению инфекции. Первые шаги нового всемирного органа были неудачными. Всеобщий карантин не принес ожидаемых результатов: больницы были переполнены, ресурсов для поддержания жизнедеятельности тяжелобольных не хватало. Подотчетные совету исследовательские лаборатории разрабатывали вакцины, но каждый сезон появлялись все новые и новые виды вируса. И, что самое неприятное, скорость мутации увеличивалась день ото дня. Лаборатории передавали фармацевтическим компаниям в производство новую вакцину, и через пару месяцев, а со временем, и через пару недель появлялись сведения о новом вирусе. Борьбу с  заразой осложняло движение так называемых «антипрививочников», упорно отказывающихся прививать себя и своих близких. В итоге страны-участники совета, приняли законы, предписывающие обязательную вакцинацию для всех.

Однако, оказалось, что этого недостаточно. Вирус настолько распространился, а новые его формы приобрели настолько высокую способность к распространению, устойчивость к средствам обеззараживания и, что самое ужасное, настолько высокий уровень смертности, что пандемия приняла поистине угрожающие масштабы. Совет как мог пытался держать масштабы беды в секрете. С развитием массового производства роботов-помощников больше не надо было заботится о том, что кто-то из врачей разболтает, что происходит на самом деле, что инфекция не только распространилась по всей земле, но и является главной причиной смерти большинства людей на планете.

Вирусы наносили удар за ударом. Как сказал бы соперник Йосечки по шахматам Майкл — «Here is a check, Yosef». Микробы мутировали с угрожающий скоростью, порождая все новые и новые штаммы, человечество в ответ создавало все новые и новые вакцины, весы склонялись то в одну, то в другую сторону, но в долговременной перспективе выходило, что люди проигрывали эту страшную шахматную партию. Возможно, будущее было за колонистами на Марсе — из-за состава атмосфера терраформированной планеты короновирусы быстро погибали и не могли размножаться, но колыбель человечества была безнадежно больна.

* * *

Когда няня возвратилась, Йосечка уже спал. Она тихонько прошла в комнату к Йосечке, удостоверилась, что тот крепко спит и смотрит цветные сны, вынула из сумки электронный шприц и вставила в него ампулу с новой, только что полученной в медицинском центре вакциной. Ампула была синего цвета; маленькими буквами на ней значилось: «COVID2120-24 Vaccine mRNA9800», то есть вакцина против двадцать четвертой модификации коронавируса 2120 года. Стараясь не шуметь, няня отогнула край одеяла, приставила инжектор к руке ребенка; раздался тихий щелчок, ослабленный вирус проник в тело. Постояв немного возле кровати, няня вставила в шприц другую ампулу и пошла в комнату родителей.

В это же время роботы-ассистенты по всей планете сделали то же самое. Сто пятьдесят миллионов оставшихся в живых людей были провакцинированы. Роботы отчитались всемирному искусственному интеллекту о проделанной работе, а ученые-биологи и врачи, входившие в Всемирный эпидемиологический совет без передышки принялись за разработку следующей вакцины — в канадской Альберте у в госпитале у пациента только что обнаружили новую форму, еще более опасную. Что ж, партия продолжалась: вирус по-прежнему пытался выиграть, человечество — не проиграть.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.